info@lavkaigr.ru

Пн-Пт: с 11 до 19 по мск

Ваша корзина

Вы еще ничего не добавили

Всего 0 руб
оформить заказ

Сказка

В некотором королевстве жила-была одна королева, и всему свету она была известна своей любовью к бабочкам. В её дворце имелся удивительный зверинец, но настоящим украшением был сад бабочек. Королева так сильно любила их, что не могла выносить, что зимой бабочки улетают, поэтому она повелела выстроить стеклянные стены вокруг своего сада. И так она любовалась прекрасными, как самоцветы, крылышками своих бабочек, даже когда всё вокруг становилось белым-бело.

Жила в том краю в чаще тёмного леса ведьма. Она славилась на всю округу колдовскими снадобьями. Отчаянные смельчаки устремлялись далеко в глубь леса, чтобы испросить у неё совета и исцеления от болезней. И был у той ведьмы прекрасный сад, изобилующий целебными травами и цветами осенью и волшебными сухоцветами зимой. 

Однажды зимой бабочки королевы захворали, и она послала за ведьмой. Та явилась ко дворцу прямиком из самого леса. Но, повстречавшись наконец, королева с ведьмой повздорили, и над всем королевством разразилась невиданная снежная буря. Когда ведьма вернулась в лес, за ней ушла и буря, и казалось, что всё стихло, как прежде.

Но весна не принесла тепла, снега не растаяли, и в королевстве начали появляться чудища. 

Сперва явилось маленькое существо, размером не больше кошки, с чёрными как ночь крыльями и длинными словно кинжалы клыками. Потом чудища величиной с быка, но с тысячей ног, поползли вдоль дороги, разевая страшные пасти и заглатывая целиком повозки с остатками зимних припасов. Другие с небесно-голубыми крыльями и с острыми-преострыми когтями нападали на торговцев у ворот дворца. Но ужасней всего выглядел сад бабочек: вместо прекрасных и хрупких созданий там копошились омерзительные существа с клыками, когтями и чешуйчатыми крыльями. Тогда королева пообещала полкоролевства любому, кто сможет остановить ведьму, превращавшую бабочек в чудищ. И множество заморских принцев, средних сыновей и дочерей захотело испытать судьбу — найти ведьму и сразиться с чудищами. Но чудища напугали смельчаков и обратили их в бегство, а ведьмы и след простыл. 

На окраине того леса стояла маленькая деревушка, а в ней жил дровосек со своей дочкой. Среди местных он слыл храбрецом, не страшившимся тёмного леса. На день-другой забирался он глубоко в чащу, чтобы добыть самых лучших дров для своей деревни. И хоть холода стояли кусачие, в его деревушке всем хватало тепла. Но когда отовсюду поползли чудища, стали поговаривать, что дровосек водится с самой ведьмой, ведь ему удавалось заботиться и о дочке, и о целой деревне. Вот тогда испугался дровосек — но не за себя, а за дочку.

« — Я ухожу в долгий путь, дочка», — сказал он ей. « –— Дров хватит, пока я не вернусь. И если подсобишь по хозяйству вдове, что живёт неподалёку, она даст тебе яиц от своих курочек, яблок и сыру из погреба. Не придётся тебе голодать».

« — А как же чудища?», — спросила дочка. « — Как ты от них защитишься?»

На что дровосек улыбнулся. « — Я не боюсь бабочек», — ответил он. « — Помни, чему я тебя научил: будь доброй, и всё будет ладно». Затем он ушёл, оставив дочку.

Прозвали девочку Умницей Хелен, потому что любила она задавать вопросы людям, но их простые ответы вроде «испокон веку так делаем» ей не по нраву были. Хотя Умница Хелен и считала отца храбрецом, она понимала, что не оттого он был смел, что не боялся леса, а оттого, что знал его тропинки. Порой и она бродила с отцом по лесу и примечала, что тот никогда не срубал одинокое дерево, но выбирал те, что спорили между собой за воду и солнце. Выбрав одно деревце, другому он помогал вырасти могучим и полезным для лесных обитателей. Умница Хелен не раз видала, как отец разговаривал со зверями в лесу, точно они могли его понимать. И когда он находил полный ягод куст, то брал ровно столько, сколько хватало им с дочкой поесть, а остальное оставлял медведям и пчёлам. Она вполне могла поверить, что и с лесной ведьмой отец тоже водил дружбу, но уж точно делал это не во вред соседям. И вот стала Умница Хелен думать о чудищах, наводнивших их края, и надумала спросить о них саму ведьму. Она понадеялась вразумить колдунью и получить за то полкоролевства в награду, хотя и не была уверена, что сможет им с умом распоряжаться, когда королева пожалует ей его. Но больше, чем награда, её занимало то, почему ведьма наколдовала чудищ, и решила девочка сама со всём разобраться.

Стала тогда Умница Хелен собирать котомку в путь. Ей нужен был хлеб и другие припасы, и каждую ночь она сберегала немного яблок и яиц, которые давала ей вдова за помощь по хозяйству. Яблоки и связку своих дров она обменяла у пекаря на хлеб и сухари, но сыр припасла для себя. Одежда её не была худой и годилась в путь, но ранняя весна в лесу не сулила тепла, а потому обменяла она ещё немного дров на кожаные варежки, отороченные кроличьим мехом, и на длинный салоп со множеством карманов. Положила она в котомку кремень и огниво, припасов да длинное одеяло, чтобы укрываться в нём, точно в шалаше, и отправилась по одной из отцовских тропинок искать ответы на свои вопросы.

Но не успела она зайти далеко в лес, как повстречала лису, угодившую в капкан. Белый мех лисы незаметен был на снегу, и прошла бы девочка мимо, если б не тёмные пятнышки крови, обагрившие лапку зверя. Умница Хелен осторожно подошла поближе, дабы не напугать лису и не дать той себя укусить.

« — Не бойся меня, девочка», — сказала лиса. « — Если поможешь мне выбраться из капкана, я тебя не укушу».

Умница Хелен смелей приблизилась к лису и осмотрела капкан. « — Ну, раз ты меня не укусишь, я помогу тебе». Наклонилась девочка, чтобы получше рассмотреть крепкий капкан, и смекнула, что сможет разомкнуть его стальные челюсти своим перочинным ножом, а палкой открыть его пошире, чтобы лиса вытащила лапку. Стала Хелен медленно и бережно открывать капкан, не давая ему вновь схлопнуться и ухватить её саму за руки, а зверя — за лапу. Наконец вытащила лиса лапку, отпрянула в сторону да тут же без сил упала в снег.
« — Коль в долгий путь собираешься, подготовься получше», — сказала девочка, вынула из котомки ворох длинных тряпок и перевязала зверю рану.

Лиса посмотрела на обмотки с укором. « — И как же мне с этим охотиться?», — пробурчала она.

« — Так пойдём со мной, пока не излечишься», — предложила Умница Хелен и протянула лисе кусок сыру. Девочка знала, что должна приберечь еду, ведь она припасла еды только для себя, но решила, что лиса не объест её.

« — Не встречались ли тебе здесь какие-нибудь чудища?» — спросила она у лисы.

« — Те, что здесь бродят, мне не страшны», — ухмыльнулась лиса.

Решили они в лесу заночевать. Собрала Умница Хелен хвороста, разожгла костерок, чтоб им обогреться, и сделала из одеяла шалаш. Прижались они с лисой друг к другу, укрывшись длинным тёплым салопом девочки, а мех зверя согревал её жарче, чем огонь. 

На другой день отправились они по тропинке дровосека дальше в глубь леса. У замёрзшего пруда остановились они подкрепиться — дала девочка лисе ещё сыру, а себе взяла яблоко. Вдруг заметила Умница Хелен лебедя, недвижно лежавшего у ледяной кромки воды. Снова подошла она осторожно, дабы не испугать большую птицу, но та уже слишком слаба была и лишь моргнула, завидев девочку. Увидала тут Хелен, что вмёрзли в пруд птичьи лапы, и та не могла двинуться.

« — Воды», — прохрипел лебедь. Вынула девочка из кармана склянку и дала ему напиться. Потом угостила его хлебом, чтобы подкрепить силы птицы, а сама призадумалась, как бы вызволить лебедя.

« — Как же тебя угораздило в пруду застрять, глупая ты птица?» — съехидничала лиса, пока Умница Хелен разводила костёр.

Смерил лебедь лису взглядом и молвил окрепшим от еды и питья голосом: « — Коли хочешь знать, случилась внезапная буря. Плыл я себе размеренно, как вмиг лёд воду сковал. Лишь до берега смог я дотянуть, но выбраться уже не успел».

Пока лебедь рассказывал свою историю, согрела девочка пару камней из пруда в костре. Поддела перочинным ножом она камни из огня, потом взяла их своими кожаными варежками и на лёд подле птицы положила. Следила Умница Хелен, чтобы нежные росточки, через снег пробивавшиеся, огнём не опалились, но вскоре растаял лёд вокруг лебедя, и тот был свободен. Пошатываясь, выбрался он из озера, а Умница Хелен быстро прикинула, хватит ли у ней еды прокормить ещё и лебедя.

« — Придётся тебе пойти с нами, пока не подлечишься», — объяснила она лебедю, и птица быстро согласилась. « — Не видал ли ты здесь каких-нибудь чудищ?».

« — Ни единого, кто бы меня испугал», — отвечал ей лебедь. « — Мой клюв быстр, а крылья сильны».

« — Не сильней моих зубов», — поддразнила его лиса. И стали лебедь с лисой друг над дружкой подтрунивать, точно старые приятели, и долгая дорога от их глупых споров уже не казалась такой утомительной. 

Долго ли, коротко ли, пришли они к опушке, где дровосек не раз оставался на ночлег. По сторонам отходило от неё несколько тропок, уводящих всё дальше в лес. Устроила Умница Хелен шалаш из одеяла, костёр разожгла и свернулась калачиком с лисой и лебедем под своим длинным салопом. Лапы лебедя были всё ещё холодны как лёд, но перья его оказались тёплыми, и вновь согрелась от них девочка сильней, чем от огня.

Наутро обнаружила Умница Хелен в кармане салопа сонную змейку, которая заползла туда. « — В твоём кармашшшке так тепло», — прошипела змея. « — Позволь мне остаться подольшшше!»

С тревогой подумала девочка о своих припасах, но, поглядев на снег вокруг, вспомнила совет отца. « — Конечно», — ответила она змее. « — Авось завтра весна придёт». « — Тогда здессссь будет большшше чудищщщ», — заметила змея, но прежде чем девочка спросила змею, что бы то значило, погрузилась змея в сон.

Прошёл ещё день их странствия, прошла и ночь. Подбадривали друзья друг друга и согревались вместе, одна только змейка высовывала свою голову из кармана девочки, чтоб лишь поесть и попить. На другой день повстречали они волков. Расступился тёмный лес, и открылась взору путников поляна. Посреди неё, на ветвях могучего дерева, сидели огромные белые волки.

« —Мы ведьмины волки», — сказали те в один голос. « — Можете задать нам один вопрос, чтобы выбрать путь дальше. Но помните, что один из нас всегда лжёт, а другой всегда говорит правду».

Призадумалась было Умница Хелен над загадкой, но тут вмешался лиса. « — Уж это точно ложь. Коли один из вас лжёт всегда, а другой говорит всегда правду, не сможете вы загадать в один голос загадку».

« — Мы не связаны обещанием загадать загадку», — осторожно начал один из волков. «— Загадку нельзя разгадать, коли мы не сможем её загадать».

« — Вот уж это точно правда», — заявила лис, коварно ухмыльнувшись в сторону Хелен.

Подошла Умница Хелен к волку, который отвечал лисе. « — Какую тропинку мне укажет другой волк, если захочу отыскать я ведьму?», — спросила девочка.

« — Ту, у которой он сидит», — сказал первый волк.

Выбрала Умница Хелен тропинку волка, по мнению лисы, говорившего правду, и побрели путники дальше в лес. Вскоре подошли они к ветхой избушке, весь двор вокруг которой был утыкан костями. 

Змейка обвилась вокруг запястья Хелен и сжалась. Девочка кивнула и храбро вошла во двор. А, войдя, она увидала, что кости те вовсе и не кости были, а будто бы причудливые коряги. Избушка, казавшаяся запущенной и ветхой, теперь выглядела как аккуратный домик, а вместо щелей и паутины на окнах и вдоль крыши были развешены сухоцветы. 

Постучалась Умница Хелен в дверь, заскрипела та и сама отворилась. Заглянула девочка внутрь и увидала старушку, помешивающую что-то в котелке. Глубоко вдохнула Умница Хелен, но вместо странного колдовского запаха учуяла лишь картошку, томившуюся с олениной.

« — Здравствуй, бабушка», — учтиво и будто к доброй знакомой обратилась к ведьме Умница Хелен, как учил её отец. « — Неужто мы пришли как раз вовремя, чтобы отведать твоей чудесной похлёбки?»

Ведьма рассмеялась и пригласила их войти. И вот лиса, лебедь, змейка и девочка устроились вокруг ведьминого стола, и та угостила их хлебом и похлёбкой, от которой внутри разливалось тепло. 

« — Немало прошли вы, чтобы повидать меня», — изрекла ведьма, когда ужин был съеден. « — Зачем же пожаловали?»

« — Пришла я просить тебя обратить чудищ обратно в бабочек», — сказала Умница Хелен. « — Народ наш испуган, да и дороги опасными стали».

« — Помочь я могла бы», — отвечала ведьма. « —Но не стану. Заклятье пусть снимет тот, кто его наложил».

Выскользнула тогда змейка из кармана девочки и обвилась вокруг крохотного серебряного зеркальца подле ведьминого очага. 

« — А как же весна?» — быстро сообразила Умница Хелен. Если заклятье не ведьминых рук дело, то…

« — Весна придёт в свой черёд», — уверила её ведьма. « — Но стоит бабочкам вернуться, чудищ станет ещё больше». Она выглянула в окно. « — Да, лучше весне повременить». 

И заметила Умница Хелен, что пока ведьма говорила, от её дыхания окно заволокло инеем, а во дворе снежком присыпало.

Задала тогда Умница Хелен последний вопрос: « — Пойдёшь ли ты со мной говорить с королевой?»

« — Ох, королева и я и так уж сполна друг дружке наговорили», — отвечала ведьма. « — Но зеркальце, что нашла твоя спутница, ты забери с собой. Чую, оно тебе ещё послужит».

И вот, когда Умница Хелен со зверями покинули наконец ведьмин домик, очутились они внезапно у деревни девочки.

« — Что же станешь ты теперь делать?» — спросил лебедь.

« — Пойду говорить с королевой», — отвечала девочка. Змейка ободряюще сжала её руку, в которой Умница Хелен держала рукоятку зеркала, лежащего в кармане её длинного салопа.

До королевского дворца путь лежал ближе, чем до ведьминого домика, а народ если и дивился девочке, идущей вместе с лисой, лебедем и змеёй, виду не подавал. Долго ждала Умница Хелен своего черёда говорить с королевой, и вот наконец отвели её наконец в тронный зал. Почтительно склонилась она перед королевой.

« — Что привело тебя, дитя?» — вопросила королева голосом ледяным и колким, точно метель.

« — Я отыскала ведьму», — молвила Умница Хелен. « — Она не пускает весну к нам, дабы удержать бабочек вдали от королевства, покуда не сгинут чудища».

Смех королевы сотряс тронный зал, но не было в нём ничего весёлого. « — Но изгонять чудищ из нашего края она не станет?» — грозно спросила та. 

Подняла Умница Хелен глаза на королеву и вынула зеркальце из кармана. «—Нет, Ваше Величество», — отвечала девочка. « — Ведьма сказала, что прогнать их должны Вы сами».

Замахнулась было королева на Умницу Хелен, но лебедь простёр вдруг свои крылья меж ней и девочкой, а та подняла повыше зеркальце, чтобы королева в него заглянула. И открылась тогда королеве истина: возникли те чудища из её же страха. Хворь, охватившая её бабочек, была отчаянием из-за неволи, ведь королева так страшилась потерять их навеки, что не отпускала от себя. Увидала она в зеркале, как из страха и безнадёжности чудище в её сердце породило сонмы других чудищ, наводнивших королевство. Слеза скатилась по лицу королевы, и лебедь, увидав, что она переменилась к девочке, отступил.

« — Прости, дитя», — молвила королева. « — Я была слепа».

« — Бабочкам нужна любовь, Ваше Величество», — ответила ей Умница Хелен.

« — Я дам им её».

Повела тогда королева Умницу Хелен и её спутников в свой сад бабочек, где распахнула двери, хоть пытались остановить её стражники. Но из дверей стеклянного дома вылетели не чудища вовсе, а бабочки. Дюжина за дюжиной прекрасных, словно самоцветы, крылышек устремилось к тёплому солнышку. Королева и Умница Хелен провожали взглядами бабочек, пока те не исчезли из виду, и день потеплел и прояснился. 

Не приняла Умница Хелен полкоролевства в награду, но королева не смогла отпустить её с пустыми руками и подарила серебряную чашу тонкой работы. А девочка пообещала вернуться, чтобы помочь королеве, когда понадобится. И когда возвратилась наконец домой Умница Хелен, навстречу ей вышел отец. 

+7 (812) 645 82 95
info@lavkaigr.ru

Извините в процессе выполнения платежа произошла ошибка,
пожалуйста повторите попытку и убедитесь что все данные введены верно.

Извините в процессе выполнения платежа произошла ошибка,
пожалуйста повторите попытку и убедитесь что все данные введены верно.